Печатная версия каталога

 

Консервный бизнес

 

Скачать on-line версию

Скачать электронную версию

подписка.

Участники проекта

Популярные новости

Популярные статьи


Интервью

Ольга Романовская, Димитър Атанасов

Ольга Романовская, Димитър Атанасов


«Булгарконсерв» - бренд, проверенный временем. Его продукцию хорошо знают и любят в нашей стране, на ней буквально выросло не одно поколение россиян. Но сегодня компании, как и всем российским производителям, предстоит очередная проверка на прочность, вызванная новыми экономическими условиями. Подробнее о рыночной ситуации и о стратегии компании  мы беседуем с Ольгой Романовской, коммерческим директором и Димитром Атанасовым, директором по развитию «Булгарконсерва».  

— Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию на российском рынке консервации?  Какую стратегию предпринимает в сложившихся условиях компания «Булгарконсерв»?

Ольга Романовская:  Ситуация на рынке консервации, как и на любом другом рынке сегодня, напряженная. Это связано с неустойчивым курсом рубля — все производители, работающие с сельхозсырьем, так или иначе связаны с импортом, а своей сырьевой базы у нас так и не создано, постоянно ждут валютного скачка. Эта нестабильность дестабилизирует всю деятельность бизнес-сообщества. И на повестке дня вопрос: сможет ли государство как-то урегулировать эту  ситуацию — сдерживать в пределах разумного изменение курса? 
«Булгарконсерв» как компанию, которая продает в том числе и продукцию европейского производства, эта ситуация не может не беспокоить — наш прайс в рублях, и закладывать в цену предполагаемые скачки мы не можем. Тем более, что с сетями в этом отношении вообще разговор сложный: если на свои марки мы еще можем своевременно повысить или понизить цену в зависимости от курса, то с СТМ сетей, которые мы выпускаем, это делать сложнее. Они отжимают от производителя все, не дают повышать цены в короткие сроки, из-за чего компании несут огромные убытки. И повлиять на это мы пока не в силах, а только ловим на себе весь негатив ситуации.

Димитър Атанасов: Стоит добавить, что еще и Минэкономразвития четко отслеживает конечную цену продукта на полке как показатель роста инфляции, поэтому давит на сети, чтобы они ее не повышали, а это снова ударяет по нам как производителям.

— Насколько остро сегодня стоит для вас сырьевой вопрос? Как удорожание сырья сказывается на вашем ценообразовании? Отражается ли повышение цен на сырье на рецептурах ваших изделий? С каким поставщиками и на каком сырье работает сегодня компания?

Д.А.: Почти все продукты, производимые в России, изготавливаются на импортном сырье — от основных продуктов, скажем, фасоли, до вспомогательных - крахмала, томатной пасты и специй. И в этой ситуации, когда ряд традиционных поставщиков оказались под санкциями, мы ищем новые рынки сырья. Так,  например, когда у нас возникли возникли проблемы с тыквенным пюре, мы нашли его в Чили. Но и в этом случае продукт оценивается в долларах, что не так уж оказывается и выгодно. Но зато мы обеспечиваем себя стабильным сырьем. 
Лучше обстоит ситуация с томатной пастой — такие страны как Китай и Иран, видя наши проблемы, снизили цены в долларах, что позволило нам сохранить на прежнем уровень цены. Но, к сожалению, доллар растет, и какое будет ценообразование осенью, пока не ясно. 
Но не всегда замена поставщика оказывается выигрышной: так, горошек мы теперь собираемся покупать не в Канаде, а в Аргентине, и цена там оказывается выше.
Некая спекуляция наблюдается и среди поставщиков российского сырья, где уж точно нет валютной составляющей — например, кабачки. И это сырье, и продукт — кабачковая икра, выросли в цене. Как с этим бороться, пока не понятно — завязываться с импортными поставщиками не выгодно, а найти общий язык с нашими не получается. Такая же ситуация ранее вышла и с капустой, поставщики объясняли повышение цен на нее просто нехваткой продукта на рынке.

О.Р.: Очевидно, что без вмешательства правительства в регламентирование цен, без четкой взаимосвязи власти исполнительной и законодательной ничего не получится. Сельское хозяйство во всем мире регламентируется и субсидируется государством — без этого развитие этой отрасли, сильно зависящей от различных внешних факторов, той же погоды, невозможно. У нас же этого пока это не наблюдается, но будем надеяться на положительную динамику...

— В конце декабря 2014-го был подписан Меморандум участников потребительского рынка, к которому присоединились все ведущие розничные сети. Документом предусматривалось сокращение сроков рассмотрения торговыми сетями новых цен на все категории товаров и направления ответа поставщику. Насколько эффективен оказался это меморандум, планируется ли принятие подобных соглашений впредь?

Д.А.: Меморандум подписывался на три месяца и уже не работает, но сейчас Роспотребсоюз совместно с Ассоциацией Компаний Розничной Торговли (АКОРТ) прорабатывает новый закон о торговле, где, в частности, планируется прописать ретробонус не в 10%, а лишь в три. И -  уменьшить на 10-15 дней срок оплаты за поставленные продукты. Торговые сети противятся этому — оба фактора позволяют им развиваться. Но в случае его принятия это будет плюс и для поставщика, и для потребителя — для него это означает уменьшение как минимум на 7% ценовой нагрузки. 
Но тем временем сети находят и другие рычаги воздействия — ввели жесткий контроль за документооборотом и теперь за любую лишнюю запятую возвращают бумаги на переоформление, используя паузу для отсрочки платежа. Понятно, что сетям тоже надо жить и развиваться, но не такой же ценой. 

— Т.е. сегодня договориться с сетями ни на каких взаимовыгодных условиях невозможно?

О.Р.: В договоре с сетями нет ни одного пункта, который отражает интересы поставщика, и вносить изменения они не согласны. Это фактический диктат: хочешь с ними работать — подписываешь. Единственный случай, когда возможны компромиссы — это если в вашем распоряжении топовый товар, который в данный момент находится в дефиците, тогда сети идут навстречу и принимают отчасти условия поставщика. Но если продукт замещаем, то с поставщика отожмут по максимуму. Диалог тут невозможен. Но нам удается отстоять свои интересы в жесточайшей борьбе — тут руководство «Булгарконсерва» отстаивает свою позицию принципиально. Но на это уходят и время, и силы... 

— Претерпела ли за это время изменения система дистрибуции вашей компании? 
 
О.Р.: Наша система дистрибуции глобально не изменилась, лишь скорректированы мотивационные программы. Но сильно изменилось соотношение в продажах нашей марки и СТМ - последним мы вынуждены давать низкие цены, и наша марка, заметно проигрывая в цене, вытесняется. К примеру, наш локомотив - мясорастительная консервация: голубцы, тефтели, перец фаршированный, которые  раньше мы продавали стабильно и хорошо. И теперь, если ее объемы в штуках остались прежние, то доля собственной марки на 50% уменьшилась. Хотя это и естественно — потребитель знает и любит марку «Булгарконсерв», но в нынешней ситуации голосует рублем.

Д.А.: При этом нужно учитывать и саму политику сетей — они предпочитают сокращать до минимума чужие бренды и по максимуму ставить свои СТМ. Что сказывается на положении всех производителей, и повлиять на это мы не можем... 

О.Р.:  Поэтому продвижение новых ТМ при абсолютной монополии ретейла и его СТМ в нынешних условиях бесперспективно. 
В этой ситуации уже должен работать ФАС — четко, активно, используя все свои полномочия. Иначе все мощности компаний уходят не на собственное развитие, а на производство СТМ... 

Д.А.: Причем, сети сегодня предпочитают работать напрямую с компанией-производителем, а не поставщиком. И даже в этой ситуации «Булгарконсерв» может варьировать, ничего не теряя — мы выступаем  как производитель и поставщик в одном лице. Но сегодня большинство поставщиков известных брендов будут просто уходить с рынка, как и сами эти бренды уже исчезают с полок.

— А вам пришлось в нынешней ситуации отказываться от каких-то позиций в своем ассортименте?

О.Р.: Мясо с картофелем — исконно русский продукт, народу он нравился. Но его производство достаточно трудоемко, поэтому в короткий срок было необходимо достичь больших объемов для сохранения рентабельности этой марки. А так как сейчас на рынке не самые лучшие времена, то эту идею пришлось оставить. Но мы к ней вернемся в более стабильный период — позиции у этого продукта неплохие.

Д.А.: Возможно, нам так же временно придется сократить импортный ассортимент — конфитюры и паштеты.

— Какие позиции на этом фоне демонстрируют наибольший рост? Какой вкус диктует в кризис российский потребитель?

О.Р.: Готовые блюда по-прежнему пользуются популярностью, с той лишь разницей, что больше стали брать СТМ. Потребность не упала — просто экономят, что вполне понятно: фаршированные голубцы не так-то легко и быстро приготовить дома. В нынешней ситуации быстро перестроился и ретейл — он уже предлагает не традиционную расфасовку, а мини-варианты по 2-4 банки в упаковке. Ведь люди перестали делать большие запасы, точнее, делают это умеренно, с оглядкой на кошелек — консервация все-таки подорожала. 

— Минпромторг готовит закон о том, что к 2017-му году доля товаров и услуг, закупаемых государством, должна на 80% быть российскими. Насколько реальны и эти сроки, и эти задачи? Планирует ли ваша компания принимать участие в госзакупках и программах, ориентированных на импортозамещение? Рассчитываете ли вы нам эффективную господдержку в целом?

Д.А.:  Все это хорошо, но в меру: как можно заменить те продукты, которые в России не растут, например,  персики, или то, что никогда здесь традиционно не производилось — определенные виды сыров или, скажем, прошутто. Хотя производители молочной продукции пытаются делать какое-то подобие, но тот продукт, технология производства которого оттачивалась веками, заменить за год-два невозможно. И полная замена, конечно, не произойдет — томатная паста как производилась из импортного сырья и за рубежом, так и будет производиться: у России нет возможностей самой насыщать этим продуктом рынок. Та же ситуация и по фасоли. Возможны варианты: будет продукт российского производства, но из импортного сырья. И как бы не готовились, какие задачи не ставили, к 17-му году точно ничего не успеть — деревья так быстро не растут.

О.Р.: Надеяться нужно на лучшее, но готовиться —  к худшему. Наша компания выдержала уже не одно потрясение на российском рынке, надеемся, что выдержит и это. У нас высокая степень прочности. Но встает вопрос: зачем все это нужно? Эффективность компании, ее доходность резко снижаются. Мы развиваем свое производство и создаем рабочие места для россиян, выпускаем продукт, который им необходим, и который они любят. А что мы с этого имеем? Работу за идею? Ведь если мы ничего при этом сами не зарабатываем, мы не можем платить  даже собственным сотрудникам...

— И все же компания не собирается сворачивать свою деятельность. Планируете ли вы в ближайшее время продвижение новых ТМ? 

О.Р.: Мы уже какой год пытаемся ввести товар в более высокие ценовые категории, но экономические условия постоянно заставляют выпускать более дешевый. У нас есть разработки и хочется предложить более вкусный и качественный продукт: на нашем заводе в Болгарии планируем производить группу изделий  из баклажанов и перца — экологически чистых продуктов, выращенных под болгарским солнцем. В частности, запланирован выпуск перца печеного. Для этой категории продуктов уже установлено новое оборудование. Но как это предложение сегодня примет российский рынок, как он будет продаваться?.. Заниматься развитием такого продукта можно, имея большие финансовые запасы. А мы, к сожалению, не нефтью торгуем. Но если на российском рынке установится стабильная ситуация, мы попытаемся вывести свои новинки уже до конца года. 

— Какие еще задачи стоят перед компанией на 2015 год?

Д.А.: Главная задача — не снижать производственные мощности. Понятно, что в ситуации, когда выросли цены, выросли и наши финансовые объемы, но в целом финансовый оборот хотелось бы сохранить на уровне прошлого года и, по возможности, даже нарастить его. А его пока нет, и мы рассчитываем, что в предновогодний сезон еще сможем показать рост. В этом плане руководство ставит задачу роста в 20-30%, но как будет в итоге, покажет конец года.

  







Скачать on-line версиюСкачать электронную версию. PDF формат.






Cмотрите также



  • Поможем вашей продукции выглядеть привлекательно
    Поможем вашей продукции выглядеть привлекательно

    Рынок стеклотары в России за последние годы значительно изменился. С каждым годом он стабильно развивается и растет, так же как и рынок консервированной продукции.



  • Повидло яблочное

    Масса нетто: 620 г. Срок годности: 2 года. 
    Состав: пюре яблочное, сахар.
     ГОСТ 32099-2013.  Сорт 1.
    Изготовитель: ООО Пищевой комбинат «Аннинские продукты»



  • Компания «Фаворит»: Мы в ответе за тех, кого кормим. Совершенствуем защиту своей продукции от подделок...
    Компания «Фаворит»: Мы в ответе за тех, кого кормим. Совершенствуем защиту своей продукции от подделок...

    В последнее время ситуация на Российском рынке изменилась во всех сегментах, в том числе и в отношении консервированной продукции. Претерпел изменения состав покупательской корзины, сократился средний чек на покупку продуктов в магазине. В связи с этим компании Фаворит приходится еще с более частым интервалами и более глубокими скидками проводить маркетинговые мероприятия в федеральных и локальных торговых сетях, а также – акции для наших дистрибуторов, даже в отношении нашего главного партнера, лидера в молочной консервации - продукции ТМ « Рогачевъ»




Задать вопрос



 
 
Картинка